PenzaNews (penzanews) wrote,
PenzaNews
penzanews

Categories:

Куба без внешнего вмешательства способна преодолеть внутренние проблемы

PenzaNews. Правительство Кубы разрешило жителям острова открывать малые и средние частные предприятия с численностью работников до 100 человек. Это произошло после массовых акций протеста, которые состоялись в июле в Гаване и ряде крупных городов из-за ухудшения условий жизни, в том числе в связи с пандемией COVID-19.

«Государственный совет одобрил постановление о микро-, малых и средних предприятиях, которое позволяет последовательно включить их в экономику», — говорится в сообщении, размещенном на сайте Национального собрания Кубы.

Тем временем президент страны Мигель Диас-Канель (Miguel Diaz-Canel) заявил, что Куба предпринимает решительные шаги по обновлению своей экономической модели.

Ранее для путешественников был временно разрешен беспошлинный ввоз продуктов питания и медикаментов.

По официальным данным, многие сторонники правительства, которые в дни протестов вышли на улицы для предотвращения провокаций, получили ранения в столкновениях с манифестантами. Ответственность за организацию беспорядков власти Кубы возложили на США.

Анализируя ситуацию в стране, директор и основатель Кубинской инициативы, независимый член правления Карибского совета, редактор Cuba Briefing Дэвид Джессоп (David Jessop) назвал проходившие на острове акции стихийными.

«Беспорядки, новости о которых широко распространялись в соцсетях на Кубе, были ответом на растущую озабоченность по поводу нехватки продовольствия, серьезных отключений электроэнергии, увеличения числа случаев COVID-19 и ухудшающейся способности системы здравоохранения Кубы справляться с ростом количества заболевших в некоторых провинциях, что в значительной степени усугубилось ужесточением эмбарго США. Затем в некоторых районах эти беспорядки трансформировались в протесты против властей», — напомнил эксперт.

По его мнению, реакция кубинского правительства на протесты изначально была довольно агрессивной, поскольку в Гаване считали происходящее следствием «мягкой войны» Вашингтона и прямым вызовом со стороны США.

«Позже президент Кубы попытался снизить напряженность, признав обоснованность многих озабоченностей, выражаемых в том числе «революционным народом». С тех пор он начал обращать внимание ряда лиц в руководстве страны на необходимость расширения пространства для дискуссий в кубинском обществе и привлечения к решению проблем более широкой группы участников», — отметил Дэвид Джессоп.

На его взгляд, все происходящее отчасти отражало опасность, которую первые уличные столкновения представляли для кубинской стратегии защиты «Война всего народа», считающейся единственным выходом в том случае, если стране потребуется пресечь попытку вторжения со стороны США.

«Правительство претерпевает смену поколений и проводит крупные экономические реформы, которые децентрализуют, теоретически дебюрократизируют процесс принятия государственных решений и поощряют негосударственное экономическое развитие. Между консерваторами и либеральными реформаторами существуют разногласия по поводу темпов и природы таких изменений. На мой взгляд, нынешнюю напряженность вокруг экономических достижений и будущего роста, а также опасения многих кубинцев можно было бы преодолеть, если была бы проведена либерализация и создана социальная рыночная экономика, которая повторяла бы многие реформы, предпринятые во Вьетнаме», — сказал эксперт.

При этом, по его словам, только кубинский народ может решать свое будущее.

«Эмбарго Вашингтона провалилось, но превратилось в функцию внутренней политики США, усложнив его снятие и тем самым подорвав способность кубинского народа жить лучше», — добавил Дэвид Джессоп.

Старший научный сотрудник колледжа Наффилд при Оксфордском университете Лоуренс Уайтхед (Laurence Whitehead) считает, что вспыхнувшие на Кубе протесты стали «спонтанным и ненасильственным выражением социального отчаяния».

«Если смотреть на происходящее шире, руководство «революционного режима» пытается передать власть следующему поколению, но этой новой когорте не хватает уверенности в себе и престижа основателей. Надежды на более инклюзивное будущее подогревались Бараком Обамой (Barack Obama), распространением интернета и некоторой умеренной экономической релаксацией, но затем были разбиты Дональдом Трампом (Donald Trump), COVID-19 и крахом туризма. Давно назревшая унификация валюты была начата под принуждением 1 января — в самый неподходящий момент — и пока привела только к инфляции и пустым полкам. По сути, власти не смогли обеспечить продовольственную безопасность, и теперь им не хватает средств для импорта основных продуктов питания», — отметил Лоуренс Уайтхед.

На его взгляд, санкции США и международная солидарность, в том числе со стороны России, способствуют сплоченности нынешнего правительства.

«Непосредственно кризис, похоже, прошел, не выходя из-под контроля, и, на мой взгляд, власти применили подходящие механизмы сдерживания, но это вызывает споры, когда западная пресса кричит о «репрессиях». [...] В вопросе экономического дефицита Куба склоняется к некоторым очевидным и небольшим, однако необходимым и назревшим уступкам. Но это не восстанавливает престиж власти и не компенсирует нанесенный ущерб. Дальнейшие серьезные реформы принципиальны, но чрезвычайно трудны без раскола элиты. Таким образом, сохраняется опасность возобновления более конфронтационных протестных вспышек. Еще неизвестно, как Гавана со всем этим справится», — сказал эксперт.

Говоря о недопустимости вмешательства внешних сил в решение проблем на Кубе, он подчеркнул, что управление страной должно находиться в руках самих островитян.

«[...] На Кубе вопрос заключается в том, имеет ли правительство США право на асимметричное вмешательство, которое оно неоднократно осуществляло после вторжения 1898 года. Ежегодно ООН голосует примерно 191 голосом против двух (США и Израиль) за то, что такой «платтизм» недопустим. [...] Джо Байден (Joseph Biden) знает, что это так, и что нет никаких перспектив возместить ущерб, если они вторгнутся снова, как это было в Ираке, Афганистане и других странах», — пояснил Лоуренс Уайтхед.

«Как управлять страной, должны решать островитяне. Основываясь на наблюдениях 2019 года, можно говорить о том, что действующая конституция действительно получила на референдуме существенную, хотя и неохотную поддержку. Это должно стать основой для дальнейших политических преобразований, которые будут необходимы в ближайшие годы. Протестующие поддерживают лозунг «Родина и жизнь!», а не «Родина или смерть!». Это мощная, но по сути реформистская и национальная платформа. Противодействие предполагаемому «тоталитаризму» не поможет кубинскому народу. Нужна международная солидарность, чтобы вывести страну из нынешнего тупика», — добавил он.

В свою очередь сотрудник кафедры политологии в Университете Райса, эксперт в области латиноамериканских исследований Марк Джонс (Mark Jones) выразил мнение, что ситуация на Кубе становится все более проблемной для правительства.

«Экономический спад, связанный с пандемией COVID-19, в сочетании с сокращением поставок дешевой или бесплатной нефти из Венесуэлы добавили почти невыносимый стресс экономической системе, которая уже была надломлена и находилась в ужасном положении», — отметил эксперт.

«Кубинские граждане, наконец, отреагировали на бесчисленные неудачи коммунистического правительства. В частности, это умирающая экономика, которая не может удовлетворить основные потребности кубинцев, система здравоохранения, неспособная защитить их от COVID-19, и репрессивное полицейское государство, лишающее кубинцев самых элементарных гражданских свобод», — сказал он.

Вместе с тем, на его взгляд, кубинское правительство оказалось в состоянии эффективно подавить протесты.

«Во-первых, правительству островного государства легче предотвратить связь с внешним миром. Во-вторых, кубинский аппарат безопасности внушителен и довольно четко осознает, что если нынешнее правительство падет, они и их семьи потеряют все свои экономические и социальные привилегии и, вполне возможно, попадут в тюрьму за нарушения прав человека», — пояснил Марк Джонс.

Анализируя вероятность внешнего вмешательства, он предположил, что администрация Джо Байдена не пойдет на более решительные шаги в попытке свергнуть кубинское правительство, помимо уже действующих карательных мер, таких как эмбарго.

«Для этого есть несколько причин. Во-первых, против вмешательства во внутренние дела другой страны выступают большинство демократов, а также многие республиканцы. Во-вторых, в прогрессивном крыле Демократической партии есть много демократических элит, которые исторически поддерживают кубинскую революцию и кубинское правительство, и любое вмешательство их оттолкнет. В-третьих, последнее, чего хочет администрация Байдена, — это крах нынешнего кубинского правительства и анархия в стране, что, возможно, приведет к тому, что во Флориду прибудет миллион или даже больше кубинских беженцев», — уточнил Марк Джонс.

Научный сотрудник Института Америки при Университетском колледже Лондона (UCLIA) Эмили Моррис (Emily Morris) обратила внимание на то, что еще до пандемии на Кубу оказало влияние ужесточение санкций США в период президентства Дональда Трампа.

«Когда началась пандемия, многосторонние финансовые учреждения во главе с МВФ быстро предприняли шаги по предоставлению экстренного финансирования странам, которые нуждались в валюте и поддержке, чтобы они могли отреагировать на чрезвычайную ситуацию в сфере здравоохранения. Они знали, что в противном случае это приведет к огромным потерям и вероятным политическим потрясениям. Но из-за санкций США Куба [...] не получила доступ к международному финансированию. Более того, незадолго до ухода с поста Дональда Трампа в январе 2021 года его администрация прибегла к самой разрушительной мере с точки зрения ее воздействия на кубинскую экономику, повторно включив страну в список «государственных спонсоров терроризма» [...] без каких-либо правдоподобных доказательств. [...] Это крайне затрудняет для кубинских организаций простую обработку платежей в рамках международной торговли и финансовых операций. Таким образом, Куба не только не имела доступа к официальной внешней финансовой поддержке, но и столкнулась с пандемией на фоне резкого сокращения доступа к любым формам международного финансирования. Ни в одной другой стране такого не было», — сказала эксперт.

«Вдобавок ко всему этому кубинское правительство провело в январе 2021 года крупную экономическую реформу — унификацию валюты. Это важно и необходимо, но неизбежно должно было вызвать инфляцию и некоторый экономический сбой: предприятия, зарабатывающие в иностранной валюте, становились более прибыльными, а предприятия с высоким уровнем импорта становились нерентабельными. В контексте дефицита, вызванного COVID-19 и санкциями США, инфляция была сильнее, чем могла бы быть, что вызвало серьезную тревогу среди кубинцев», — добавила Эмили Моррис.

По ее мнению, протесты поощрялись усилиями базирующихся в США организаций по разжиганию беспорядков, но также отражали реальное разочарование граждан.

«Попытки правительства зафиксировать верхний предел цен и повлиять на распределение дефицитных товаров первой необходимости стимулировали рост черных рынков и очередей. Из-за ограничений в обмене иностранной валюты многие товары исчезли с полок [...] и были доступны только в магазинах с твердой валютой. Таким образом, в политическом плане в стране царила атмосфера растущего разочарования», — отметила эксперт.

По ее словам, кубинское правительство привержено экономическим реформам и движется к большей открытости.

«Власти проявили удивительную компетентность в удовлетворении основных потребностей наиболее уязвимых слоев населения в сфере здравоохранения и питания во время этого серьезного экономического кризиса и были готовы реагировать на жалобы и трудности. Вместе с тем реформы проходили очень медленно, а месседжи руководства были неуклюжими, особенно с точки зрения охвата молодого и незаинтересованного населения. Заявления президента Диас-Канеля о «преемственности» находят отклик у старшего поколения и его лояльных последователей и могут быть необходимы для обеспечения запланированных реформ, но они не привлекательны для нового поколения. Наряду с разочарованием из-за потери возможностей и мрачной экономической ситуации, ему надоело слышать, как правительство обвиняет в проблемах «блокаду США», хотя санкции действительно повлияли на сложившуюся ситуацию, и оно пресытилось бюрократией и контролем», — сказала Эмили Моррис.

На ее взгляд, прямое или косвенное вмешательство извне может только ухудшить положение дел.

«Ситуацию на Кубе должен разрешать только ее народ. Косвенное вмешательство, будь то радио- или телепередачи, пропаганда, распространяемая через интернет, или скрытая поддержка диссидентов, полностью контрпродуктивно с точки зрения воздействия на внутренние споры. Внутри Кубы, которая способна привнести новое мышление и конкретные реформы, идет активный обмен мнениями и процесс реформ в направлении более открытого общества и экономики. За короткий период открытия [американского посольства в Гаване при правлении Барака Обамы] началась дискуссия [между странами]; но в контексте растущей враждебности США кубинские власти, как всегда — как и любое другое правительство перед лицом предполагаемой внешней угрозы — отреагировали на вмешательство извне, сомкнув ряды», — подчеркнула эксперт.

«Прямое вмешательство было бы катастрофой, результатом которой стали бы хаос и разрушения, причиняющие страдания народу Кубы и создающие трудности для США. Независимо от того, преуспело бы оно в своем заявленном намерении «сменить режим», ему сопротивлялась бы значительная часть кубинцев, и возникший в результате конфликт дорого бы обошелся людям», — резюмировала Эмили Моррис.

ИА «PenzaNews»

Tags: #Куба
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments